США прозевали российскую угрозу

trim_c
, 4 июля 2017 в 08:40
фото аналитика


Энн Эплбаум польская журналистка


"Я чувствовал себя так, будто нас загнали в угол», — сказал недавно один бывший чиновник администрации, описывая нежелание президента Барака Обамы реагировать на сообщения разведывательных агентств о попытках Кремля повлиять на ход президентских выборов. Множество других людей — включая президента Трампа, проявившего в тот момент невообразимый цинизм — тоже спрашивали, почему администрация не захотела действовать более решительно.

Но теперь, когда подробности этой истории, наконец, привлекают к себе все больше внимания — теперь, когда выяснилось, что один из помощников Трампа был непосредственным образом связан с российскими хакерами — очень важно не упускать из виду общую картину. Поскольку главной загадкой является не то, почему Обама не остановил российских хакеров в 2016 году, а то, почему ни Обама, ни президент Джордж Буш-младший, ни один из их министров не захотели признать существование тех угроз, которые в течение многих лет исходили от набирающей мощь агрессивной России.

В течение 90-х никто не обращал особого внимания на Россию, которая, как многие рассчитывали, должна была превратиться в ориентированное на Запад либеральное государство, и многие на Западе были готовы способствовать такой ее трансформации. И охотно помогали клике бывших офицеров КГБ, заключивших союз с организованной преступностью, красть деньги, принадлежавшие государству, отмывать их за границей, возвращать их в Россию и использовать их для захвата власти.

Все стремились получить долю в этом деле. В 2006 году «Роснефть» — российская компания, созданная за счет украденных средств — с большой помпой дебютировала на Лондонской бирже. В проспекте было сказано, что «преступность и коррупция могут спровоцировать формирование сложного делового климата в России», но тогда было очень удобно и прибыльно притворяться, что в России «нормальная» деловая среда, хоть и с некоторыми оговорками. На той же неделе, когда «Роснефть» дебютирована на Лондонской бирже, президент Владимир Путин провел в Санкт-Петербурге саммит Большой восьмерки.

Мы знаем, что в течение последних 15 лет российские деньги активно вкладывались в недвижимость Нью-Йорка (и Лондона), где они способствовали росту цен, перегибам на рынке жилья, росту уровня неравенства и где они помогали обогащаться таким людям, как Трамп. Мы знаем, что Трамп — и не только он — на самом деле заключал сделки с людьми, которые были выходцами из России и бывшего Советского Союза. Мы также знаем, что Трамп много лет восхищался Путиным, возможно, потому что Путин использовал деньги, чтобы получить политическую власть, а потом использовал политическую власть, чтобы заработать еще больше денег — чем, несомненно, Трамп тоже намеревается заняться.

Мы также знаем, что он был не один. С правовой точки зрения, на российских деньгах лежала печать коррупции, но их было столько, что банки и компании не могли противиться искушению и начинали закрывать на многое глаза, убеждая политиков вставать на их сторону. Эти деньги привлекли бывшего канцлера Германии Герхарда Шредера, который теперь работает на одну из дочерних компаний российской газовой монополии «Газпром» и отстаивает позиции России на немецком телевидении. Россия также финансировала «Национальный фронт», экстремистскую французскую политическую партию, выступающую против членства Франции в НАТО и Евросоюзе, чей лидер прошел в финальный раунд президентских выборов. Россия до сих пор поддерживает экстремистские группировки и экстремистских пропагандистов ультраправого и ультралевого толка в различных европейских странах и, по всей видимости, в США.

На протяжении двух десятилетий российское правительство и российские компании тратили огромные деньги на создание коррупционных деловых отношений, а также на подрыв демократий в Восточной и Западной Европе. В тот период времени президенты и госсекретари США не воспринимали угрозу со стороны России всерьез: они либо переоценивали доброжелательность Кремля, либо недооценивали его способность причинять ущерб. В 2001 году Буш «посмотрел Путину в глаза» и «почувствовал его душу». А в 2013 году Обама назвал поведение Путина поведением «скучающего на задней парте школьника».

Никто из них не отдавал себе отчет в губительном воздействии российских денег — как на рынок недвижимости Нью-Йорка, так и на западную демократию в целом. Никто из них не понимал того, как крупное клептократическое, полукриминальное государство на границе Европы может угрожать политической стабильности Запада. Никто из них не понимал, что политическая система США, подобно политическим системам Франции, Германии и Украины, стала чрезвычайно уязвимой или что американские политтехнологи могли обращаться за помощью к российским хакерам. К 2016 году стало уже слишком поздно для того, чтобы останавливать Россию, потому что она уже успела нанести большую часть ущерба.


Сказка скучная, да в ней намек.

На первый взгляд, все выглядит банально. Запад, капиталистический, а значит жадный до денег: " при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы". И Путин банально его покупал.

Так да не совсем. В этой истории отразилось еще кое-что.
Если мы будем помнить Макса Вебера, то капитал создавали не только бароны-грабителии даже не столько. Его создавали суровые пуритане, которые вставали рано, молились и шли работать в свои конторы. Обедали скромно, перед обедом молились, и опять шли работать. Они ходили в черном, молились три раза в день, были суровы и безжалостны, но при этом они были честны.
Ибо ими двигала не жадность, а вера в то, что именно действуя таким образом они попадут в Царство Божие. Они сами жили ради него и верили, что именно суровостью, скромностью и трудом достигается угодное Богу, и они принуждали к такой жизни всех.

Именно потому капитализм выковал не только жестокость, но и честность, потому буржуа, а не гордые дворяне построили правовые государства - потому что в основе лежала не только жадность, но и вера. Т.е. принципы.
Потому что капитализм нельзя построить без принципов.

А вся эта история - как ради денег люди отступали от принципов. И всем казалось что - да ничего страшного, сойдет. А не сошло. И это следует осознать, и постепенно Запад начинает это осознавать.

И еще одно. Демократия в "классический период" реально была демократией элит, малообразованный и плохоинформированный народ доверял элитам решать свою судьбу и считал это нормальным.
Но с появлением всеобщей грамотности и массовых изданий начинается "Восстание масс".

И оно немедленно породило популизм и его наихудшую разновидность - фашизм = "ультрапатриотичный" авторитаризм. Потому что для того, чтобы принимать правильные решения мало научиться читать газеты. А сейчас мы переживаем "вторую волну" вторжения масс в политику, вызванную интернетом.
И вот эта вторая волна рождает таких как Трамп.

А демократия соблазняется еще и потому, что она плохо видит перспективу, зато хорошо - немедленную выгоду. Сотрудничество с Россией обещало близкие выгоды, даже не только коррумпированным но и честным политикам - ведь деньги шли в их страны и помогали решать проблемы.
А негативные стороны влияния России, неизбежные последствия отказа от принципов всплывут потом, а выборы выиграть хочется сегодня - демократия как и естественный отбор плохо видит отдаленные последствия, ибо ориентированы на победу в очередном туре выборов (выбирает народ правителей или самки самцов - уже не так важно).

А уж приучить к принципам народ - на то нужны века. Чтобы вырастить швейцарца, которого с малолетства учат управлять страной, и который знает, что будет ею управлять, и никто за него этого делать не будет. Даже старым демократиям, вроде Франции, до Швейцарии ох как далеко.
И кажется только Швейцария оказалась готова к вторжению Интернета.

Ну а об обломках Российской империи как то и говорить неловко, мы вообще нескоро даже поймем, как долог этот путь, о том, чтобы его пройти, нет и речи - поглядите на физиономии нашей элиты -хотите - глядите на Ляшко, а хотите - на Сечина, хотите - любуйтесь Порошенко, а хотите - Путиным.

Их лица как географические карты странствий, точно отражают историю полного забвения любых почти принципов. И такие лица мы будем видеть наверху еще долго.
Вацлав Гавел или Кароль Войтыла в качестве лидеров нам не угрожают, и это надолго, как говорил Вольтер