Проблема англо-американской демократии

trim_c
, 4 июля 2017 в 10:55
В своем достаточно пространном комментарии к статье Энн Эплбаум я отметил некоторые недостатки западных демократий,которые смогла наглядно проявить агрессия России, ее активные попытки действовать разлагающе на западную политику и западных политиков.

И вот буквально через пару часов - бывают странные сближения - наткнулся я на статью из Financial Times, посвященную той же проблеме. Конечно не мог пройти мимо, ниже предлагаю ее своим читателям в переводе ИноСМИ


Эдвард Люс

Бывший премьер-министр Франции Лионель Жоспен (Lionel Jospin) однажды сказал: "„Да" — рыночной экономике, „нет" — рыночному обществу". Все, кто пытается разобраться, почему популизм захлестнул США и Великобританию в большей степени, чем многие другие демократические страны, вероятно, вспоминают его слова.

Ни одна из западных стран не стала в той же степени жертвой потребительской экономики, как США и Великобритания. Мы живем, чтобы потреблять. И хотя бывают ситуации и похуже, мы расплачиваемся за это тем, что забываем о значении других факторов — например, об истинных ценностях либеральной демократии.
300874.jpg

Момент наивысшего высокомерия англо-американской демократии наступил в годы правления Джорджа Буша-младшего (George W. Bush) после терактов в США в сентябре 2001 года. Джордж Буш при поддержке Тони Блэра (Tony Blair) объявил, что будет силой "экспортировать" демократию на Ближний Восток. Германия и Франция отказались, сделав правильный выбор, который с годами кажется еще более разумным. Отвергающий истэблишмент цинизм зародился в Америке и Британии по большей части во время войны в Ираке. Во время "революции Рейгана-Тэтчер" в начале 1980-х годов две крупнейшие англоязычные демократии перезапустили свои машины экономического роста и покончили со страхами перед постоянным нездоровым состоянием экономики.

Как определить цену демократии? Франции при всей ее стагнации удалось добиться большего, чем ее англосаксонским соперникам — удержать на плаву тех, кого экономика оставила позади. Работающих мужчин-французов в расцвете сил больше, чем работающих мужчин-американцев этого же возраста. Еще 10 лет назад подобная статистика была немыслимой. Уровень неравенства доходов во Франции ниже, чем в США и Великобритании, которые по коэффициенту Джини (показателю степени расслоения общества с учетом доходов) почти выбились в лидеры. Из стран с развитой экономикой, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), лишь в Чили и Мексике ситуация хуже, чем в США. То, что характеризует Францию, относится и к Германии, которая, похоже, в сентябре намерена переизбрать умеренное правительство.

Но это — проблемы высокого уровня по сравнению с теми, которые стоят перед Америкой и Великобританией. Почему они находятся в гораздо более трудном положении? На это есть три причины.

Первая заключается в том, что они попались на удочку и поддались влиянию своей собственной пропаганды. Ни одна другая страна так не демонстрирует свою меритократию, как это делают США и Великобритания. При этом они соперничают друг с другом, борясь за звание самой неблагополучной страны Запада по показателю мобильности населения по доходам в западном мире. Удивительно, что в Америке перейти в более высокую доходную категорию в какой-то степени труднее, чем в Великобритании, разделенной на классы. Бесклассовая Америка и постклассовая Британия по этому важнейшему показателю являются наименее гибкими из западных обществ.

Во-вторых, англоязычные элиты не верят в возможности половины своего народа. США и Великобритания находятся во власти иллюзии в том, что касается роли документов об образовании. Они по обыкновению путают наличие диплома с квалификацией. Те, у кого нет диплома, считаются непрофессионалами. В Северной Европе разницу понимают лучше. В Германии к профессиональному труду относятся с большим уважением. А в США и Великобритании из-за отсутствия высшего образования человек превращается в неудачника. Не случайно что именно самые необразованные (и наиболее презираемые) люди голосовали за Дональда Трампа и за Брексит. Опасность заключается в том, что, учитывая итоги этих двух выборов, мы еще дальше уходим от решения проблемы.

В-третьих, они лишены исторической памяти о "сбоях" системы. США и Британия выделяются среди западных демократий тем, что в XX веке их не коснулись ни революции, ни оккупация. Чем дольше страна стабильна, тем более расслабленной и самодовольной она становится. В бизнесе выживают только параноики. То же самое касается и политического истэблишмента. На рынках это называется "моментом Мински". Он наступает, когда цены на активы в течение очень долгого времени были настолько стабильны, что инвесторы идут на слишком большие риски.

Англо-американские элиты действуют безответственно и обманывают доверие общественности. И уже давно получают по заслугам.



Тут Financial Times наговорила немало. И этот текст как кажется мне заслуживает того, чтобы над ним поразмышлять и о нем поговорить. И тут я взываю - прежде всего к "бывший наш народ" из англоязычных стран - им намного лучше видно, чем мне. Господа - выскажитесь, ведь это важно.

Кризис представительной демократии, причем более всего англо-саксонской не подлежит сомнению:сначала Брезит, потом Трамп (Трамп! Трамп!!) обнажили его полностью. Но корни проблемы и средства лечения только нащупываются, они лишь подлежат исследованию.

Значит пока еще могут высказаться и профаны, пока еще можно говорить свободно, не опасаясь обвинений в невежестве, эта пора наступит года через три. Итак вперед, не трепеща!