Медицина

Я ясно вижу лишь в сплошном тумане...

v_strannik
, 6 декабря 2017 в 11:32
                                 Тут наткнулась в сообществе "ру.психолог" на обсуждение методов крайне модного нынче в ЖЖ сетевого психолога с  явным уклоном в БДСМ, и вспомнилась мне одна давняя история
                             ..Было это во времена, когда народ уже не стеснялся прилюдно смеяться над анекдотами про Брежнева, но многие слова, в том числе и «психотерапевт», все еще  воспринимались, как признак буржуазной роскоши. Потому что роль психотерапевта, и часто - не без успеха,  выполнял родной коллектив,.
                             Особенно, если  в нем случался такой человек, как староста нашего курса Егорова. Это была личность того же размаха, что и легендарно-анекдотические Чапаев с чукчей вместе взятые, широко известная, правда, только в узких студенческих кругах.
                            И вот в один прекрасный день возвращается Егорова в родную общагу, заходит в комнату, которую она делила с тремя девами, и видит картину не менее странную, чем преподаватель истории КПСС, явившийся на лекцию в одних трусах. Одна из дев, назовем ее Светка, возлежит на своей кровати,  растекаясь на слезы, сопли и прочие неаппетитные субстанции, и полностью утратив обольстительный облик первой красотки курса.  А вокруг нее стоят несколько жалобно квохчущих сокурсниц, в невнятных речах которых улавливаются разве отдельные слова типа «Скорая помощь», «таблетки», «вино», «ну разве так можно», «повезло, что таблеток мало было».
                              Блиц-допрос, тут же учиненный Егоровой, внес окончательную ясность в картину, уже и без этого ей понятную. Светка пыталась покончить с собой, потому что любовь всей ее жизни Кеша, предпочитавший, чтобы его звали заморской  кличкой Кен, бросил ее, переметнувшись к куда более перспективной невесте – дочке проректора. После чего Светка решила, что жить ей дальше незачем. Спасло ее только то, что средства покончить с жизнью в те товарно-убогие времена были в дефиците, а также очень низкое качество красненького, которым она запивала таблетки - оно вызвало у нее не желанное забытье, а банальную рвоту.
                              И Егорова, по простоте душевной буквально воспринимавшая расхожие лозунги того времени вроде «я отвечаю за все» и «если не я, то кто же», решила, что ее обязанность – вырвать Светку из пучины отчаяния. Чем  и занялась со свойственной ей сельской незатейливостью, которой так не хватает нынче всем этим модным психологам. Первый сеанс психотерапии она устроила тут же, сообщив Светке, какое  это счастье, что Кен ее бросил – ну зачем нормальной девушке такой мерзавец?, и только потом перешла к рассуждениям про ответственность самоубийцы перед родственниками и обществом,  женской гордости и прочим высоким материям.
                              Не знаю уж, какой по счету сеанс спасения Светки я застала через пару дней, подсев в студенческой столовой на на свободное место к столу, где эти двое уже сидели. С аппетитом поглощая казенную котлету с пюре,  Егорова успевала убеждать Светку, что у нее еще все впереди и она уж совершенно точно встретит парня куда более достойного, чем этот моральный урод Кен.
                              -Откуда ты знаешь? – уныло гоняя по тарелке куски котлеты, вопрошала Светка, - Как ты можешь это утверждать?
                               -А если ты это точно будешь знать, то обещаешь мне больше не сводить счеты с жизнью? – поинтересовалась Егорова. – Ну, скажем, если тебе опытная гадалка на картах нагадает? Вот она, скажем, – и тут ее палец вдруг показал на меня.
                              Я не верила своим ушам. Нет, я знала, что Светка, как и все прогрессивные девушки того времени, верит во всякие потусторонние силы, гадания и тому подобную глупость, в отличие от отставшей от жизни навсегда материалистки Егоровой. Но чтобы Егорова сама такое предложила? Да еще без всякого моего согласия, прекрасно зная, что я не только гадать не умею, но даже и играть в карты так толком и не научилась, ограничившись дураком на щелбаны в пионерлагере!
                               Но я даже и раскрыть рот, чтобы высказать Егоровой все, что я думаю по поводу ее самоуправства, тирании и тоталитарных замашек, не успела, как она перебила меня заявлением, что сеанс гадания состоится в любое удобное для Светки время, например, сегодня в восемь, а сейчас ей надо торопиться. И, подхватив меня своей мощной дланью, выволокла из-за стола, оставив Светку наедине с ее горем и растерзанной котлетой.
                                Все мои последующие возражения Егорова пресекла примерно такими аргументами:
                              -Ты что, не видишь, как этой дуре плохо?  Ну что тебе стоит сыграть гадалку и наврать с три короба? Чем ты хуже привокзальных цыганок? Если они могут  всякую чепуху сочинять,  то почему ты не можешь? Я бы и сама это сделала, но она мне не поверит, народ же знает, как я ко всему этому шарлатанству отношусь. И вообще, ложь во спасение – благородное дело!
                              ...Про сам сеанс гадания мне до сих пор стыдно вспоминать. Хотя я делала все в точности, как и полагается - долго тасовала карты, потом раскладывала и перекладывала, сочиняя,  что было, что будет,  на чем сердце успокоится. Бестрепетно нагадав Светке мужа-офицера, двоих детей и безоблачное счастье после того, как она покинет казенный дом. И даже сообщила, что муж будет русоволос, серьезен и  высокого роста.
                                Все это вранье вкупе с усилиями Егоровой, тем не менее, помогло -  Светка постепенно воспряла духом, и, отложив мысли о самоубийстве, доучилась до диплома уже без всяких историй. Так и не узнав, что я на самом деле в гадании сильна не больше, чем в теории относительности. Просто мне уже тогда был ясен главный секрет любой гадалки. Да и вы его тоже знаете, я уверена!

                               ...Потом жизнь развела нас, и я долго о ней ничего не слышала. Пока, наконец. не узнала, что она именно за офицера замуж и вышла. А вот с детьми я не угадала, у нее их трое. Зато муж  высок, серьезен и был русоволосым, пока не облысел!