Война

О Холокосте, геноцидах и реституциях

vladrivlin
, 16 сентября 2017 в 09:30
Натан (Анатолий) Щаранский - обыкновенный бывший израильский министр на синекуре (сейчас Щаранский возглавляет Еврейское Агенство (Сохнут)) однажды совершенно неожиданно выступил с инициативой, которая может иметь далеко идущие последствия не только для Израиля.

Речь идёт о реституции - то есть, о возвращении имущества евреев в разных странах мира.
Прежде всего в Европе - как украденного у евреев нацистами, так и отнятого поляками, чехами, венграми, румынами и т.д.

Но, на мой взгляд, данная инициатива касается не только евреев, поскольку и до Второй Мировой Войны, и после неё уничтожению, депортации и грабежу подвергались, также и другие народы.

Начало геноцидам в 20-м веке положили турки, уничтожив полтора миллиона армян, а также греков и ассирийцев (точное число жертв этого геноцида ещё предстоит уточнить).

А после Второй Мировой Войны уже чехи, венгры, поляки и румыны изгнали из своих стран 15 миллионов этнических немцев.

В 1948 году были изгнаны и, соответственно, лишились своих земель и имущества палестинские арабы.


С темой реституций неразрывно связана проблема признания геноцида разных народов.

И не секрет, что геноциды делятся на признанные и непризнанные.

Например, за отрицание Холокоста в большинстве стран мира можно получить тюремный срок.
И точно так же в большинстве стран отрицатели Геноцида армян чувствуют себя вполне вольготно.

Израиль и западный мир настаивают на уникальности Холокоста.

Мы не собираемся оспаривать эту концепцию.
Но я надеюсь, что ни Израиль, ни западный мир, ни вообще любой нормальный человек не станут оспаривать аксиому о том, что жизнь одного человека, независимо от национальности, цвета кожи, вероисповедания, наличия денег и социального статуса, не может быть более или менее ценной, нежели жизнь другого человека по определению.

Следовательно, каждая жертва любого геноцида имеет право на признание и реституцию.

И точно так же очевидно, что геноциды не могут быть более значимыми и менее значимыми.

Иными словами, признание одних геноцидов и непризнание других подразумевает бОльшую ценность одной группы людей перед другой.

И, соответственно, открывает дорогу для новых трагедий.

На мой взгляд, и я думаю, что это не только моё мнение, что признание Геноцида армян, цыган или этнических немцев Восточной Европы, так же как и геноцида в Руанде и в любой другой точке Земли, должно раз и навсегда положить конец убийству человека человеком.

И с этой точки зрения инициатива Щаранского, в её универсальном виде - т.е., касающаяся не только евреев, а всех жертв геноцидов, имеет колоссальное значение.